Мелеоз одиночных и медоносных пчёл

Возбудитель болезни – личинки майки, входящие в семейство жуков-нарывников.


Отряд Coleoptera
Подотряд Polyphaga
Семейство Meloidae
Подсемейство Zonitidinae (роды Meloe, Lytta, Ocnas, Cerocoma, Rhampholyssa)


Семейство включает более 4000 видов, большей частью довольно крупных и ярко окрашенных. В основном обитают в тропиках и субтропиках. Во многих странах некоторые виды нарывников внесены в национальные Красные книги фауны и флоры. На территории России встречается около 150 видов, главным образом в степной и лесостепной зоне, некоторые виды отмечены в лесной зоне.


Признаки полового диморфизма слабо выражены. Индивидуальное развитие – гиперметаморфоз, включающий весьма сложный цикл превращений (в отряде Coleoptera встречается крайне редко). Личинки при гиперметаморфозе по внешнему виду сильно отличаются на разных стадиях развития жука. Цикл развития осуществляется по схеме "яйцо – личинка 1 возраста – личинка 2 возраста – личинка 3 возраста – ложнокуколка – личинка 4 возраста – куколка – имаго". Личинок 1 возраста (триунгулин) долгое время принимали за самостоятельный таксон и только в 1951 году была установлена их принадлежность к нарывникам.
Тип питания нарывников зависит от их таксономической принадлежности, от участия отдельных групп нарывников в трофических цепях каждого биоценоза и от стадии развития нарывников (оофагия, поедание кормовых запасов в гнёздах насекомых-хозяев, эктопаразитизм личиночных форм на всех стадиях развития насекомых-хозяев, фитофагия без узкой пищевой специализации имагинальных форм, а иногда, наоборот, полная афагия).


Подавляющее большинство видов нарывников в личиночных формах участвует в естественном балансе численности прямокрылых и диких перепончатокрылых, многие из которых являются злостными врагами всех сосудистых фотосинтезирующих растений (в естественных условиях личинки нарывников способны выесть до 30% кубышек саранчёвых) или наносят определённый вред человеку (тараканы, осы и шершни).
Однако вышедшие на следующий год из кубышек саранчёвых взрослые нарывники сами представляют собой серьезных вредителей дикой растительности (преимущественно травяной и кустарниковой) и с/х культур, а также вызывает падёж верблюдов и других с/х животных, поедающих зелень жуками, содержащими в своей гемолимфе значительное количество высокотоксичного для большинства млекопитающих кантаридина.


Нападая на посадки с/х культур, взрослые нарывники могут наносить серьёзный ущерб. Преимущественно они повреждают бобовые и картофель, но поражения были отмечены также и на многих других культурах (овсе, пшенице, кукурузе, свёкле, турнепсе, горчице, рапсе, капусте, подсолнечнике, клубнике, клевере) и, кроме того, на ясене и сирени. Собираясь в массе, нарывники способны переходить с одного вида растений на другой, перемещаясь с рощ и лугов на пастбища, поля и огороды. Учитывая этот факт, сложно прогнозировать вредоносность нарывников в какой-либо местности, что исключает их использование в биологической борьбе с опасными и вредными прямокрылыми.


Другая группа нарывников (майки) – большая часть подсемейства Zonitidinae – оказалась естественным хищником-оофагом, эктопаразитом и потребителем кормовых запасов перепончатокрылых Vespoidea, Bombidae, а также одиночных Apoidea, обитающих в районах России, характеризующихся жарким летом. Самки нарывников этой группы откладывают яйца в сухом рыхлом грунте на полях и лугах преимущественно на солнцепёке. Из яиц выходят небольшие (1–1,5 мм в длину, 0,5 мм в диаметре) быстропередвигающиеся триунгулины, которые поселяются на цветах различных растений: сложноцветных (одуванчик, ромашка, василёк), крестоцветных (рапс, горчица), бобовых (эспарцет), губоцветных (живучка). При посещении этих цветов насекомыми триунгулины маек быстро прикрепляются к их наружному покрову. В случае, если триунгулины маек прикрепились к своим истинным хозяевам, происходит их обычное развитие. Среди истинных хозяев можно упомянуть связанных со степным цветущим разнотравьем общественных Bombidae и одиночных Apoidea (из родов Anthiophora, Andrena, Colletes, Eucera, Osmia, Halictus, Hegahile, Nomada…) или хищничающих в различных степных стадиях Vespoidea (Tachites…).
Прикрепившиеся к самкам шмелей или одиночных пчёл, триунгулины рано или поздно спускаются по яйцекладу и попадают в ячейки их гнёзд. Там паразит съедает яичко перепончатокрылого, которое плавает на поверхности мёда. После этого триунгулины и во время этой линьки редко меняют свою внешность. Появляется маленькая толстая белая личинка 2-го возраста с короткими ногами и широкими, похожими на ложки челюстями, хорошо приспособленными для поедания мёда. Потом следует новая линька, в ходе которой образуется личинка 3 возраста. Когда мёд съеден, личинка линяет ещё раз и превращается в «ложнокуколку», а после очередной линьки появляется толстая безногая личинка 4-го возраста, которая не питается и окукливается.


В целом, по мнению ряда исследователей, в степных районах вред, причиняемый нарывниками этой группы в гнёздах своих естественных хозяев (обитающих в почве и Vespoidea, а также одиночных Apiodea) весьма ощутим, так как при массовом размножении нарывников этой биоценотической группы резко снижается численность естественных опылителей среди пчёл и шмелей и хищников среди ос.
Однако забравшиеся на цветы триунгулины маек нападают не только на своих естественных хозяев, но и многих других насекомых, и прежде всего на медоносных пчёл-сборщиц нектара и пыльцы и переносятся ими в улья или дупла, где вызывают значительное беспокойство у пчёл. Но они не находят здесь условий для своего дальнейшего развития в личинок 2 возраста. Степень патогенности большинства видов маек для пчёл-сборщиц слабая, лишь майка пёстрая способна вызывать их гибель.


Триунгулины пёстрой майки, попавшие на медоносную пчелу-сборщицу, прочно прикрепляются к её наружному покрову с помощью коготков конечностей и в особенности заострённого края головы, который они вонзают в сочленения между кольцами брюшка пчелы, перегрызают тонкую межсегментарную перепонку и проникают в тело хозяина настолько глубоко, что наполовину или больше скрываются под хитином пчелы.


Углубляясь между хитиновыми сегментами пчелы, разрушая межсегментарную перепонку, личинки пестрой майки сосут гемолимфу, но, так и не найдя оптимальных условий в улье, рано или поздно гибнут.
Число триунгулин маек на одной медоносной пчеле-сборщице колеблется. Чаще всего можно встретить 1-2 личинки, реже больше. В отдельных случаях находили на одной пчеле от 4 до 100 и более личинок.


Эпизоотологические данные.
Источником заражения пчёл мелеозом служат окрестные угодья, куда пчёлы вылетают за сбором нектара и пыльцы.


Течение и симптомы болезни.
Болезнь обычно кратковременная и её развитие совпадает в первую очередь с появлением нового поколения личинок майки пестрой. В связи с этим болезнь проявляется во второй половине мая и в июне, а иногда в июле и августе. В сильных семьях пострадавших пчёл бывает больше, чем в средних и слабых. Количество инвазированных пчёл достигает от нескольких десятков в день до нескольких тысяч. Иногда болезнь затягивается до 2–3 недель. В особенности большой вред наносят личинки маек при поражении лётных пчёл накануне главного медосбора.


Развитию болезни способствует обитание в окрестностях пасеки большого количества маек и одиночных пчёл.
Пчёлы, поражённые личинками, возвращаясь с полёта, проявляют беспокойство. У них наблюдаются судорожные движения, они падают на землю, вертятся, подпрыгивают, лапками пытаются очистить своё тело. В особенности это заметно на площадках перед ульями, где отмечается большая концентрация поражённых пчёл.


При осмотре семей и в гнёздах можно обнаружить много беспокойно бегающих и вертящихся пчёл. У поражённых пчёл легко можно найти личинок маек (триунгулин).


Диагноз.
Ставят по обнаружению личинок маек на пчёлах и характерному их беспокойству. Внимательный осмотр больных и погибших пчёл позволяет установить наличие на их покровах сравнительно тонких и длинных насекомых в личиночной стадии. Они видны невооруженным глазом (в зависимости от вида длиной от 1,5 до 5 мм и определённого цвета, например чёрного у Meloe variegatus). При осмотре необходимо тщательно исследовать складки между сочленениями брюшных сегментов, куда обычно забираются личинки маек. Вид наиболее часто встречаемых маек можно определить по таблице:
 

Латинское название
Meloe
Русское название
майка
Взрослые насекомые
Личинки
длина, мм
цвет
длина,мм
цвет
M. variegatus
Donov
пёстрая
19-33

пёстрый, зелёный, голубой или пурпурный

3–3,8
чёрный
M. proscarabaeus L.
обыкновенная
16-33
чёрный
1,3–1,8
жёлтый
M. violacens
Marsh
синяя
15-25
синий
2,3
каштановый
M.hangarus Schank
венгерская
10-14
чёрный, шелковистый
5,0
оранжевый

Профилактика.
Болезнь предупреждают истреблением жуков весной. Убивая только одну самку, уничтожают огромное потомство, которое может составить несколько тысяч.


Меры борьбы.
Основаны на истреблении личинок маек внутри пчелиных семей и возле ульев (своевременное выкашивание всех травянистых медоносов на территории пасеки).


Из всех способов борьбы с личинками маек наилучший — окуривание, то есть применение термического аэрозоля (дыма), содержащего акарицидные средства. В виде мельчайших частиц они попадают на поверхность тела пчёл и беспрепятственно воздействуют на паразитов.
Под терапевтическим окуриванием семей понимается обработка их дымом, содержащим определённую концентрацию акарицида. При этом необходимо выполнять несколько важных требований:
– нужно обрабатывать пчёл при температуре окружающей среды не ниже 16°С, так как при более низких температурах дым большей частью оседает на дно ульев, часто гибнут матки;
– в задымленном улье пчёлы сильно беспокоятся, повышаются температура и влажность, что особенно опасно при закрытом летке. Для снижения последствий стресса необходимо увеличить свободное пространство в улье и обеспечить пчёл обильным питьём.
Многое зависит и от того, каким способом окуривать семью пчёл. Наиболее простой и распространённый — свободное тление термических пластин внутри улья. Их предварительно поджигают, тушат, а затем подвешивают на металлическом стержне между двумя рамками либо на вставляемой пустой рамке или вводят в нижний леток на металлической пластине. Улей затем тщательно закрывают. Преимущества данного способа — простота и точная дозировка препарата.


Простым и удобным является также окуривание дымом из дымаря: выделяемый тлеющими в нём пластинами дым вводят в летковые отверстия нескольких ульев подряд. Чтобы было удобнее вводить его в леток, желательно приделать к дымарю плоский широкий носик. При таком способе введения лечебный дым неизбежно разбавляется воздухом при подкачке и обеспечить сохранение необходимой дозы и концентрации сложно, особенно при обработке нескольких семей.
Существует также способ получения дыма в отдельной ёмкости с последующим введением его в ульи с помощью какого-либо нагнетательного устройства или посредством сжатия ёмкости.


Для борьбы с мелеозом пчёл мы использовали препарат акарасан, выпускаемый фирмой «АПИ-САН». Препарат применяли путём окуривания пчелиных семей. Обрабатывали их акарасаном при температуре воздуха не ниже 16°С утром или вечером, до или после активного лёта пчёл. Обрабатывали одновременно все неблагополучные семьи на пасеке. Разовая доза препарата из расчёта одна пластинка на 9—10 сотов или на один корпус многокорпусного улья. Пчелиные семьи менее трёх улочек не окуривали. Весной пчёл обрабатывали после облёта; осенью — после откачки товарного мёда. Обработки прекращали не менее чем за 4—5 дней до начала основного медосбора. В ульях заранее увеличивали межрамочные пространства, проверяли наличие корма и воды (в жаркую погоду), готовили пустые гнездовые рамки с закреплёнными на проволоке пластинами акарасана или специальные металлические пластины с 2—3 острыми вертикальными шипами высотой 1 см. Непосредственно перед обработкой в нижний леток улья пускали 2—3 клуба дыма из дымаря. Пластинку акарасана, зафиксированную в пустой гнездовой рамке или на металлической пластине, поджигали, пламя гасили и в тлеющем состоянии помещали в межрамочное пространство. Сразу после этого летки ульев закрывали. По истечении часа проверяли полноту сгорания пластинки; в случае неполного сгорания обработку повторяли с полной или половинной дозой препарата. Эффективность применения акарасана была около 100%.


  Р. Т. Клочко - ВН
ИИВСГЭ
  И. И. Гудков – Франция, Тулуза 

« вернуться назад